Мы делаем этот мир справедливее
+7 (8452) 345-543
Подписаться на новости

 

Трудовой спор на стороне работодателя об установлении факта трудовых отношений

Рекомендовать друзьям:

Комментировать

Дата размещения статьи: 04.07.2017

Гражданка Г. обратилась в Заводской районный суд г. Саратова (судья Борисова Е.А.) с иском об установлении факта трудовых отношений, об истребовании трудовой книги, о взыскании зарплаты и судебных расходов и компенсации морального вреда к предпринимателю – гражданке С., владеющей одним из ведущих салонов красоты г. Саратова.
Г. указала в иске, что она пришла к С. 28.12.2016 ей выдано свидетельство установленного образца об окончании частного профессионального образовательного учреждения «Саратовская бизнес школа индустрии красоты».
В январе 2017 года на сайте Авито было размещено объявление о том. что в салон красоты требовался косметик-эстетик с заработной платой 18000 рублей. Работодатель обещал трудоустроить в соответствии с трудовым кодексом. Размещенные работодателем условия Г. якобы полностью устроили.
Г. обратилась по указанному объявлению и была принята на работу к С. в салон красоты на должность «Косметик».
При приеме на работу она предоставила С. трудовую книжку, личную медицинскую книжку, которую она получила в сентябре 2016 г. в ООО Медицинский центр «Стандарт», свидетельство установленного образца об обучении в частном профессиональном образовательном учреждении «Саратовская бизнес школа индустрии красоты», сертификаты, подтверждающие прохождение курсов по химическому пилингу, визажу, бикини-дизайну, массажу. Сертификаты впоследствии были размещены в салоне красоты «Четыре стихии» и подтверждали ее квалификацию.
С. Выплатила Г. зарплату только за февраль в размере 900 рублей. А 24 марта она написала заявление на увольнение по собственному желанию, которое якобы было удовлетворено, но ни документов ни обещанной зарплаты за 3 месяца она так и не получила.
Далее Г. сослалась на определенные нормы права и приложила доказательства – совместные фото с работниками на сайте компании, табели, переписку в группе с работниками в Вайбере и попросила суд установить факт наличия трудовых отношений между С. и Г., обязать заключить договор, вернуть документы с внесенными соответствующими данными о трудоустройстве и взыскать моральный вред.
К моменту, когда С. к нам обратилась, уже прошло 2 судебных заседания (о которых она не знала), были допрошены свидетели, которым Г. якобы оказывала косметические услуги за плату.
Мы ознакомились с материалами дела, составили правовую позицию, которую включили в возражения на иск, заключающуюся в том, что в материалах дела отсутствуют надлежащие и достаточные доказательства, с достоверностью подтверждающие факт осуществления истцом у ответчика именно трудовой функции по должности Косметик, с ведома и по поручению работодателя, подчинение правилам внутреннего распорядка организации, получение заработной платы, в связи с чем требования Истца необоснованны.
Так, заявление о приёме на работу Г. не подавала, приказ о приёме на работу Г. ответчиком не издавался, ознакомление с правилами внутреннего трудового распорядка, должностной инструкцией и локальными актами, регулирующими оплату труда не производилось, какие-либо социальные гарантии истцу не предоставлялись, расчетные листки с указанием оклада или тарифной ставки не выдавались (а те, что имелись в деле – без подписи), сведения о перечислении денежных средств наличным или безналичным путем отсутствуют (даже указанные ею 900 рублей, которые якобы она получила за февраль). Более того, что в штатном расписании у Ответчика должности «косметик» не значится. В подтверждение всего мы представили соответствующие документы.
Табели работ за март и февраль 2017 г. якобы подтверждающие выполнение истцом указанной в исковом заявлении трудовой функции не могут быть признаны допустимыми, так как их содержание не позволяет установить их принадлежность к деятельности С. (нет печати С., ее подписи, иных идентифицирующих признаков), а также установить связь Истицы с данными доказательствами, так как её имя и указанные трудовые функции в них не указываются.
Фото с интернет-сайта организации, с размещенными данными об истице не подтверждают возникновение между сторонами именно трудовых правоотношений, поскольку не свидетельствует о соблюдении истцом трудовой дисциплины, подчинение его локальным нормативным актам работодателя в качестве работника и т.п., то есть не подтверждают наличие обязательных признаков, характеризующих возникновение трудовых отношений. Устно суду было пояснено, что Г. участвовала на сайте только в качестве модели, для массовки.
Допрошенные Истцом свидетели в протоколе пояснили, что их пригласили на процедуры и они являются подругами Истца, доказательств оплаты услуг они не представили, что подтверждает наши доводы о их посещении салона красоты в качестве моделей для обучения Истца.
По обращению Г. 19.04.2017 в Инспекцию труда по Саратовской области в отношении С. была проведена выездная проверка, по итогам которой факт трудовых отношений между Г. и С. подтверждения не нашёл.
Два из пяти свидетелей, якобы оплативших услуги Г. и представивших распечатки с клиент-банка о перечислении на счет С., как выяснилось позднее из представленных нами учетных карточек клиентов, расписались под услугами маникюра и парикмахера под другой фамилией.
Также мы обратили внимание суда на то, что Г. фактически никогда не требовала у С. неполученную якобы зарплату. Ни во время работы, ни в последующей после увольнения претензии, ни в заявленном иске. И только в июне 2017 года, в уточнениях к исковому заявлению она уже просила ее взыскать за полгода (включая время невозможности трудоустройства).
Доводы Г. в подтверждение факта трудоустройства о передаче трудовой книжки не согласуются с требованиями статьи 65 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей обязательность предъявления работодателю при заключении трудового договора, не только трудовой книжки, но и паспорта, страхового свидетельства государственного пенсионного страхования, документов воинского учета, документа об образовании, о квалификации или наличии специальных знаний. На представление таких документов Г. не ссылалась.
Доводы искового заявления и апелляционной жалобы в целом свидетельствуют лишь о наличии совместной с ответчиком деятельности в рамках гражданско-правовых отношений по договору обучения истца.
Допрошенные нами в качестве свидетелей работники С. (5 человек) подтвердили наши доводы в полном объеме.
Суд отказал Г. в иске в полном объеме. Представитель Истца согласился с нами, что обжалование бесперспективно.
Если у Вас возник спор с работодателем или работником, обращайтесь к нам, и Ваши шансы на выигрыш будут неоспоримо велики!

 
Яндекс.Метрика