Полезные материалы

Аспекты применения криминалистики в юридической деятельности

2015-06-02 06:21:10 3599
Аспекты применения криминалистики в юридической деятельности

Правоприменительная деятельность, основывающаяся на нормах права, данных юридических наук и современных технологиях ее осуществления, является одной из составляющих частей механизма правового регулирования и важным признаком правового государства. Качество же этой деятельности в основном зависит не только от ее должного нормативно-правового и исполнительно-технологического оснащения, а от того, насколько профессионально она осуществляется.

Уровень профессионализма любого вида правоприменительной деятельности зависит от целого ряда факторов. Во-первых, от наличия у субъекта правоприменения соответствующих его квалификации юридических профессиональных знаний в определенной правовой сфере и должного современного уровня. Во-вторых, от наличия у субъекта необходимого опыта, умений и отработанных навыков пользования этими знаниями применительно к складывающимся правовым ситуациям. В-третьих, субъекты правоприменения при этом должны основываться не только на знаниях базовых отраслевых юридических наук и соответствующих правовых нормах, но и на знании других юридических наук, особенно тех, которые разрабатывают современные технологии правоприменения. В-четвертых, субъекты правоприменения должны знать и применять весь современный технологический инструментарий в этой деятельности.

Конечно, основную роль в правоприменении играют знания соответствующих норм права и рекомендаций отраслевых правовых наук по их использованию в складывающихся ситуациях. Вместе с тем, как свидетельствует практика правоприменения, существенное значение имеют знания возможностей тех не отраслевых юридических наук, которые разрабатывают современные технологии поиска любых юридических фактов и работы с ними. Такой наукой, в частности, является криминалистика.

Криминалистика в российской юриспруденции, как одна из составляющих блока обязательных юридических дисциплин, предусмотренных государственным образовательным стандартом, хотя и не имеет своих правовых норм, занимает существенное место в правоприменительной деятельности.

Прежде всего, она играет важную роль в надлежащем осуществлении специфической правоприменительной деятельности в сфере уголовного судопроизводства. Криминалистика обеспечивает правильное применение норм уголовного и уголовно-процессуального законов по каждому расследуемому и рассматриваемому судом уголовному делу.

В то же время созданный за длительное время существования криминалистики как науки арсенал ее специфических знаний (технического, тактического и методического характера) и криминалистических технологий работы с самыми различными юридическими фактами, а также накопленный опыт их использования в правоприменительной деятельности могут быть востребованы в иных сферах правоприменения без какой-либо перестройки системы криминалистики и создания в ней каких-то особых подсистем.

Более того, в условиях происходящей формализации ряда доказательственных информационных процессов не только в уголовном судопроизводстве и постоянного совершенствования арсенала криминалистических технологий работы с любой юридически значимой информацией, возможности криминалистики в правоприменительной деятельности еще больше повысились.

Однако пока в основном эти возможности криминалистики не реализованы в должной мере. На то есть целый ряд причин.

Во-первых, это результат недостаточной информированности правоприменителей, работающей в любой сфере практической деятельности, о возможностях криминалистики в данной сфере. Пробелы в такой информированности, в свою очередь, являются следствием недоработок в преподавании криминалистики в юридических вузах, заключающихся в том, что возможности технического, тактико-технологического и методического арсенала криминалистики раскрываются, в основном, лишь применительно к ее использованию в сфере уголовного судопроизводства, без одновременного раскрытия, показа, наглядной и убедительной демонстрации ее возможностей в других областях юридической деятельности и правоприменения.

Во-вторых, в современных условиях расширения круга различных правовых отношений в области экономики, в сфере бизнеса и предпринимательства, развития и активизации кредитно-банковской, страховой деятельности, усложнения нормативных правовых отношений в бизнесе и т. д. в среде юридической общественности (ученых и практиков) доминирует мнение о малой полезности узкопрофессиональных знаний криминалистики для юристов, не связанных с деятельностью в сфере уголовного судопроизводства. Имеется в виду, что в современных условиях юристам более всего нужны знания гражданского, арбитражного, предпринимательского, коммерческого, финансового, корпоративного и других близких к ним отраслей права.

В-третьих, укреплению мнения о малой полезности криминалистических знаний в правоприменительной деятельности вне сферы уголовного судопроизводства способствуют высказанные в криминалистической литературе весьма спорные мнения о не юридической природе криминалистики. Неоднократно обосновывалась несостоятельность данного мнения. Однако до сих пор даже в учебниках криминалистики высказываются суждения о ее не юридической природе, о том, что нельзя говорить о криминалистике как только о юридической науке, что не все ее задачи и рекомендации являются сугубо правовыми и т. д.

Естественно, подобные взгляды на криминалистику как науку и учебную дисциплину, закладываемые в сознание не только студентов-юристов, но и представителей других юридических наук, порождают не всегда ответственное и правильное отношение к необходимости ее глубокого изучения, не говоря уже о должном ознакомлении с ее возможностями именно в правоприменении в других видах юридической деятельности, а также и о ее месте среди других юридических наук и целесообразности ее обязательного изучения в целях получения полноценного юридического образования.

Подобная недооценка значения криминалистики в формировании у юристов должного правового аналитического мышления, необходимого для любого вида юридической деятельности профессионального уровня, как представляется, связана с неглубоким изучением криминалистики, поверхностным представлением о сущности и особенностях криминалистического мышления и технологиях работы с юридически значимой информацией.

Создатели криминалистики представляли ее именно как серьезную научную дисциплину, основной задачей которой является удовлетворение потребностей наук уголовного и уголовно-процессуального права по повышению их возможностей в решении задач уголовного судопроизводства. В частности, в решении задач, связанных с выявлением, изучением следовой картины разных видов преступлений, другой доказательственной информации, в установлении по указанным данным с помощью соответствующих познавательных технологий способа, технологий, механизма совершения преступлений лиц, их совершивших, чтобы обеспечить наиболее правильное применение уголовно и уголовно-процессуального законов. При этом, как отмечал основатель криминалистики Ганс Гросс, «в криминалистике результаты исследований ее могут быть систематизированы в различном направлении, смотря по тому как будут распределены ее исследования... по вопросу о силе и значении отдельных доказательств». Таким образом, еще в XIX в. он считал возможным расширить возможности применения данных криминалистики в оценке доказательственной базы при принятии правовых решений. Более того, в отдельных высказываниях того времени возникновение криминалистики расценивалось как появление новой школы права.

Подобная оценка криминалистики, может быть, была несколько преувеличенной, особенно по отношению к периоду ее оформления как самостоятельной науки, но отчасти это объяснимо, ибо к тому времени криминалистика уже вобрала в себя данные разных не только других юридических, но и естественных университетских наук, которые позволяли расширить ее возможности в других видах юридической деятельности.

При этом, поскольку у истоков криминалистики как науки стояли такие авторитетные ученые, как Ганс Гросс, Рудольф Рейсе, Альфредо Ничефоро, они добились еще в конце XIX в. на конгрессе Международного союза криминалистов включения криминалистики в число учебных дисциплин, изучаемых на юридических факультетах ряда западных университетов. Сначала ее начали преподавать в Пражском, Лозаннском и Римском университетах, а затем в университетах Германии и других западных стран. И почти до середины XX в. криминалистика была обязательной университетской юридической дисциплиной, особенно важной для квалифицированной подготовки судебных следователей и прокуроров.

Лишь изменение направленности подготовки юристов в западных университетах во второй половине XX в. с ориентацией, главным образом, на подготовку специалистов для работы в гражданско-правовой области, сфере бизнеса и фактически без ориентации на следственную работу, а также изначальное отрицание западными университетскими учеными юридической природы криминалистики изменило ее роль, значение и место в подготовке юристов в указанных университетах.

В частности, в одних университетах она стала факультативной, второстепенной дисциплиной, в других она вообще была вытеснена из числа учебных дисциплин. В результате криминалистика фактически ушла из стен западных университетов и стала обязательной дисциплиной лишь в учебных заведениях полиции. Она превратилась в узкоспециальную, хоть и важную полицейскую науку с потерей многих своих данных из области ее обще- и частно-теоретических учений, теорий, концепций, являющихся важной частью ее как науки и служащих фундаментальной основой криминалистической подготовки юристов.

Попытки реализации такого сценария с криминалистикой как университетской наукой в настоящее время предпринимаются и у нас в России. Однако, думается, если подходить к этому вопросу разумно и продуманно, он невозможен. Наша отечественная криминалистика, в отличие от криминалистики западных стран, тесно и неразрывно связана с уголовно-материальной и уголовно-процессуальной науками, из лона которых она вышла и которые во многом определяют ее правовую природу и не позволяют ей стать сугубо специальной наукой. Российская криминалистика является динамично развивающейся юридической наукой, опирающейся на солидную правовую основу других наук криминального цикла. Она имеет свою достаточно хорошо разработанную общую теорию и методологию, систему частных криминалистических теорий, тесно связанных с необходимыми для ее нормального функционирования правовыми нормами,   и  обладает  комплексом   криминалистических   технологий   поисково-познавательной работы не только с криминалистически значимыми, но и другими юридическими фактами. При этом криминалистика постоянно широко и творчески использует все необходимые новации родственных наук (уголовного процесса, уголовного права, криминологии и даже различных неправовых наук). На этой основе она совершенствует свой научно-методический арсенал различных информационных технологий.

Все это позволяет, как показывает криминалистическая и иная правовая практика, успешно использовать ее технологии обнаружения, анализа и использования доказательственной и иной криминалистически значимой информации, разработанные во многом на основе познания способа, механизма и обстановки совершения преступлений с использованием самых различных методов, разработанных самой криминалистикой (программно-целевой, алгоритмизированный, эвристический методы, методы фактологического анализа и криминалистического матрицирования и др.) не только в сфере уголовного судопроизводства. Особенно успешно они могут использоваться в других видах правовой процессуальной деятельности и стать в них моделью необходимых информационных технологий правоприменения.

В гражданском, а также арбитражном судопроизводстве указанные криминалистические технологии могут формироваться по криминалистическим моделям работы с циви-листическими юридическими фактами, необходимыми для разрешения соответствующих дел. Например, в гражданском процессе криминалистические технологии выявления и анализа юридически значимых фактов, пригодные для принятия соответствующих правовых решений, могут формироваться на основе познания формы и сути правовых сделок, механизма составления и реализации различного рода соглашений, обязательств, поручений, дарений, завещаний и др., являющихся предметом спора. А в процессуальных действиях как в гражданском, так и в арбитражном судопроизводстве криминалистические технологии могут успешно использоваться при отборе, осмотре и исследовании письменных и вещественных доказательств, получении свидетельских показаний и объяснения сторон и третьих лиц; назначении и проведении экспертиз; получении образцов почерка для сравнительного исследования подписей и текстов документов; оценке заключений экспертов и т. д.

Криминалистические технологии особенно важны для таких видов юридической деятельности, в сферу которых поступает большое число фальсифицированных документальных материалов, когда необходимо знание и применение криминалистических правил работы с документами, знание способов выявления разных видов фальсификации, поскольку подделка документов, как частный случай фальсификации доказательств, особенно усложняет задачу достижения целей правосудия в правильном применении норм цивилистических материальных и процессуальных законов.

Большое значение тактико-технологические рекомендации криминалистики имеют для административно-правовой деятельности, во всех сдучаях, когда оказывается юридическая консультация. В производстве по делам об административных нарушениях много общего с производством расследования по уголовным делам. В административном производстве собираются доказательства с помощью получения объяснений от лиц, попавших в орбиту этого процесса; производства экспертиз; изучения вещественных доказательств и документов; осмотра принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов; личного досмотра вещей, находящихся при физическом лице; досмотра транспортных средств и т. д.

При проведении указанных выше административно-правовых действий с успехом могут использоваться тактико-криминалистические приемы и технологии. Особенно важно, как и в уголовном судопроизводстве, использование криминалистического мышления при оценке собранных доказательств в данном процессе. Именно такое мышление во многом может способствовать принятию правильных правовых решений по административно-правовому делу.

Криминалистические технологии собирания и работы с юридически значимыми фактами и, в частности, технологии технико-организационного характера могут быть использованы и в деятельности банков, в связи с чем даже возникла идея создания особой банковской криминалистики. Эта идея была подвергнута обоснованной критике. В криминалистике имеется немало технологий, могущих обеспечить защиту не только коммерческих организаций, но и банков от криминальных посягательств. Более того, в криминалистике разработана методика расследования различных видов мошенничества в банковской сфере. По этой проблеме защищены несколько кандидатских диссертаций. Криминалистами рекомендуется немало средств и технологий по обеспечению банковской безопасности. В частности, имеются рекомендации по защите информационной основы банков от преступного проникновения, защита от использования поддельных платежных поручений, аккредитивов и чеков, документов, необходимых для оформления кредита. Разработаны криминалистические характеристики разных видов конкретных посягательств на деятельность банков. Но для реализации указанных рекомендаций нет никакой необходимости создавать какой-то особый вид криминалистики под названием «Банковская криминалистика». Необходимо лишь, чтобы службы безопасности банков могли использовать эти рекомендации в ходе своей работы но обеспечению безопасной деятельности банков.

Некоторые авторы под безопасностью банков понимают «совокупность условий, при которых потенциально опасные для банка действия или обстоятельства предупреждены либо сведены к такому уровню, при котором они не способны нанести ущерб установленному порядку функционирования банка, сохранению и воспроизводству его имущества, инфраструктуры и воспрепятствовать достижению банком установленных целей». Представляется, что это определение безопасности банка вполне вписывается и в определение безопасности деятельности коммерческого предприятия, фирмы и т. д. Соответственно элементом структуры безопасного функционирования указанных субъектов является надежность документооборота, а также кадровый состав банка, предприятия.

В этой связи нельзя обойти вопрос о возможностях криминалистики в обеспечении надежности кадрового состава банка или предприятия как одного из элементов, состояние которого влияет не только на их безопасность, но и на уровень реализации правовых и иных норм в их деятельности. Следственная практика свидетельствует, что одним из существенных факторов риска в деле обеспечения надежности правовой и экономической безопасности указанных объектов является их кадровый персонал. Почти две трети преступлений в указанных организациях совершается их сотрудниками или с их помощью. Нарушение ими правового или технологического порядка при осуществлении различного рода служебных операций является основной причиной преступлений и иных правонарушений или условием для этого.

В криминалистике разработано немало средств и технологий изучения личностей, попавших в орбиту уголовного судопроизводства и особенно расследования преступлений. Отдельные средства и технологии не только являются возможными, но и уже используются в ряде таких организаций при подборе и изучении своих сотрудников (в частности, такое средство, как полиграф). Изучение с помощью полиграфа позволяет определить надежность лиц, подбираемых на работу.

Вместе с тем весьма эффективным в этих целях может быть и использование элементов судебно-почерковедческой диагностики, позволяющей диагностировать типологические (социально-демографические и психологические) свойства будущих сотрудников. Исследуемым объектом в данном случае являются образцы почерка диагностируемого человека. Эта определенным образом трансформированная методика, как отмечается в криминалистической литературе, позволяет установить психопатологическое состояние человека, наличие у него различных заболеваний; с помощью такой методики возможно даже установление зависимости личности от азартных игр (игроманов). Однако эта методика требует серьезных почерковедческих знаний и может быть реализована специалистами-почерковедами, которых целесообразно иметь в штате организаций, заинтересованных в проверке своих сотрудников.

Криминалистические технологии могут быть в определенной мере использованы для распознавания сложных «интеллектуальных» криминальных схем захватов и поглощений одних хозяйственных объектов другими, осуществляемых вне рамок права и с нарушением правовых норм (криминальное рейдерство). Исследования, проведенные криминалистами, свидетельствуют о том, что незаконный перевод активов от законных владельцев в чужую собственность невозможен без совершения серии разновидных, но ситуационно связанных преступлений, объединенных общим корыстным мотивом участников противоправного поглощения чужой собственности. Указанные преступления совершаются в строгой последовательности, что является условием, предопределяющим возможность криминального вывода активов юридических лиц из законного владения и передачи их в чужую собственность. Сведения об этом могут способствовать распознанию действий преступников по подготовке к рейдерству .

Очень важным для любой юридической деятельности является умение их исполнителей и правоприменителей устанавливать должные психологические контакты с другими ее участниками при общении с ними в разных ситуациях и получить от них необходимую для разрешения дела правовую и иную информацию. Это особенно важно в конфликтных ситуациях. Данное умение вырабатывается именно в процессе изучения криминалистики и овладения ее тактическим арсеналом.

Большое значение для успеха любой юридической деятельности имеет также умение правильно оценить возникающие в ходе ее правовые ситуации и соответственно выбрать оптимальные приемы действий не только в практике общения с людьми, но и при выполнении иных действий, необходимых для правильного разрешения споров, конфликтов, исков и переговорных процессов.

Именно в криминалистике детально разрабатываются теоретические и практические основы ситуационного подхода при выполнении следственных действий и расследовании в целом с целью эффективного решения тактических и стратегических задач расследования. Этот подход может быть весьма полезным для обеспечения эффективности любой другой юридической деятельности.

Тактико-методическая ценность ситуационного и одновременно деятельностного подхода к той или иной юридической деятельности состоит в том, что такие подходы являются надежными инструментами анализа складывающейся фактической обстановки, в любой момент позволяющими спрогнозировать возможные варианты оптимальных решений и тактически выверенных действий, с учетом как типовых, так и индивидуальных особенностей каждой складывающейся ситуации.

Использование ситуационно-деятельностного и выверенность тактико-технологического подходов при продумывании следственных и иных действий, в свою очередь, являются одними из важных элементов мыслительного процесса, условно названного «криминалистическим мышлением» или «криминалистическим мировоззрением». Такой мыслительный подход может быть использован не только в криминалистической, но и в связанных с присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями любой юридической деятельности. При этом, что следует особо подчеркнуть, ни одна из юридических наук, кроме криминалистики, не способствует формированию у юристов аналогичного мышления. На необходимость владения следователями особым аналитическим мышлением указывал еще Ганс Гросс.

Такое мышление не случайно названо криминалистическим, ибо обусловлено целым комплексом специфических криминалистических особенностей. Во-первых, оно сформировалось именно в процессе изучения и обобщения многолетней практики криминалистической деятельности по расследованию преступлений, когда следователям чаще всего приходится искан,, выявлять необходимую для раскрытия преступлений информацию буквально по крупицам. Это заставило криминалистов использовать в поисково-познавательном мышлении приемы рефлексии, интерпретации, эвристики и др. Во-вторых, в отличие от других мыслительных поисков-познавательных процессов, это мышление достаточно хорошо приспособлено к решению задач в разных ситуационных особенностях и в том числе к условиям противодействия не только следственной, но и другим видам юридической деятельности, а также в условиях состязательности и конкурентного противостояния. В-третьих, оно основано на широком творческом использовании комплекса данных самых различных наук, особенно методологического характера (логики, психологии, кибернетики, информатики, теории рефлексивных игр и др.), делающих это мышление хорошо оснащенным с методологической точки зрения и возможным для его разностороннего применения. Поэтому оно позволяет создавать наиболее эффективные технологии по поиску, собиранию и использованию не только необходимой информации для расследования преступлений, но и юридически значимых фактов в любой другой юридической деятельности.

Владение таким мышлением позволяет субъекту любого вида юридической деятельности лучше выявлять, анализировать и использовать любые юридические факты, работать с их вещественными, документальными и иными источниками; тактически более продуманно общаться с людьми при допросах, опросах, беседах не только в сфере гражданского и арбитражного процессов, но и в договорных процессах в разных ситуациях, особенно сложных и конфликтных, при любой другой юридической деятельности, в том числе при корпоративных конфликтах.

Однако криминалистическое мышление и криминалистическая технология выявления и анализа доказательств и иных юридических фактов не в уголовно-процессуальных, а в иных видах юридической деятельности также применяются еще слабо.

Подобная ситуация, как мы уже отмечали, с одной стороны, является следствием того, что при преподавании криминалистики в гражданских юридических вузах, готовящих юристов широкого профиля, еще не уделяется должного внимания раскрытию и демонстрации сути и приемов указанного криминалистического мышления и использования универсальных криминалистических технологий для получения и тактически продуманного использования юридических фактов в других видах юридической деятельности. С другой стороны, студенты, ориентированные не на уголовно-процессуальную и криминалистическую деятельность, не всегда сами стремятся к усвоению возможностей криминалистики в их будущей цивилистической, предпринимательской и иной юридической деятельности. Полому не всегда у них вырабатывается умение выбрать нужную технологию для получения необходимой информации, правильно тактически ее использовать и интерпретировать с учетом возникших правовых ситуаций.

Правда, отдельные криминалистические знания, в частности тактические приемы. иногда не только используются в гражданско-правовой практике, но и рекомендуются к применению учеными и практическими работниками. Так, М. К. Треушников, в целях правомерного психологического воздействия одной стороны в гражданском процессе на другую рекомендует разработанный в криминалистике прием внезапного использования ранее подготовленных доказательств, которому даже дается название метода «придерживания доказательств одной стороной для нанесения внезапного "удара" процессуальному противнику»,  а также  рекомендует и  другие,  в  частности,  технико-криминалистические методы (приемы снятия слепков со следов транспортных средств; фиксации следов пальцев рук; приемы словесного портрета и др.) . Однако такие примеры встречаются нечасто.

Имеют место и такие случаи, когда чисто криминалистические рекомендации, давно использующиеся в уголовно-процессуальной деятельности, не только рекомендуются цивилистами для применения в правоприменительной арбитражной процессуальной практике, но и выдаются за некое «ноу-хау», разработанное самими цивилистами. Так, с целью повышения эффективности отдельных арбитражно-процессуальных действий в цивилистической литературе рекомендуется использовать якобы чисто арбитражный тактико-методический инструментарий, обладающий значительным тактическим и доказательственным потенциалом, особенно при проведении арбитражных споров. Этому методу его «авторы» даже присвоили иностранное название «Case Engineering» .

Ознакомление с этим якобы специфическим арбитражно-тактическим инструментарием показывает, что он сводится к использованию в арбитражном процессе уже давно разработанных и широко используемых в криминалистической практике следующих рекомендаций тактического характера:

- установления психологического контакта при допросе свидетелей с использованием криминалистических и психологических приемов;

- назначения экспертиз и использования знаний специалистов, в частности, в процессе взаимодействия с экспертами и специалистами при подготовке материалов, необходимых для экспертного исследования;

-  работы с доказательствами с применением аудиовизуальных, фотографических и компьютерных средств, а также с использованием компьютерной реконструкции обстановки изучаемых событий и др.

То, что давно известные и используемые в криминалистической деятельности приемы и технологии получения доказательственной и другой юридически значимой информации стали рекомендовать для ведения арбитражных споров и иных контактных действий в арбитражной практике, - отрадное явление. Это лишний раз свидетельствует о необходимости использования криминалистических знаний и технологий, даже несмотря на то что они выдаются за чисто арбитражный тактико-методический инструментарий, разработанный в недрах самой арбитражной практики.

Для того чтобы давно известные криминалистические приемы и технологии не выдавались за «ноу-хау», криминалистам необходимо более активно пропагандировать и демонстрировать возможности криминалистических средств и тактико-технологических приемов в других видах юридической деятельности.

Поэтому хотелось бы лишний раз подчеркнуть, что криминалистика, ее средства, приемы, методы и технологии работы с доказательствами, иной криминалистически значимой информацией могут с успехом применяться в иных сферах правоприменения. Для этого необходимо лишь хорошо знать криминалистику, возможности ее средств, приемов, технологий.

Представляется, что в более активном и целенаправленном внедрении криминалистических приемов и технологий в деятельность судей при осуществлении гражданской и арбитражной процессуальной деятельности, а также субъектов административно-правового процесса именно криминалисты могут оказать необходимую методическую помощь. И она фактически оказывается как в рамках учебных пособий, так и в научных исследованиях. Например, весьма полезны рекомендации криминалистов по тактике действий судей при назначении и оценке результатов судебных экспертиз в гражданском и арбитражном процессах применительно к отдельным судебным ситуациям. Имеются в виду, в частности, ситуации, когда одна из сторон в процессе уклоняется от назначения и проведения экспертизы или не предоставляет необходимых для нее материалов; когда у следователя возникают затруднения с формулировкой вопросов, выносимых на разрешение экспертизы, или с оценкой заключения эксперта . Что же касается некоторых научных исследований, то здесь можно назвать ряд работ, посвященных этим проблемам .

Однако трудно согласиться с имеющимися высказываниями о том, что тактико-методические криминалистические приемы, используемые в уголовном процессе, не просто могут быть взяты на вооружение и использованы субъектами других видов юридической деятельности и что именно криминалисты в рамках своей науки должны специально не только разрабатывать для них соответствующие тактико-методические и технологические рекомендации, но даже выделить в криминалистике соответствующую самостоятельную подсистему. Речь, в частности, идет о предложении создать такую специальную отрасль криминалистики, как «криминалистическая адвокатология». Спорность этого предложения и его пагубность для криминалистики очевидна.

В этом же ряду находятся и высказанные в криминалистической литературе мнения о целесообразности расчленения криминалистики на другие отдельные ее виды. Например, выделить в ней такую отраслевую подсистему, как «криминалистика хозяйственной деятельности», для разработки тактико-стратегического арсенала, главным образом по защите этой деятельности от криминальных посягательств, а не для наилучшего решения соответствующих правоприменительных задач.

Эти весьма спорные взгляды мы выше уже рассмотрели, они также были ранее подвергнуты в криминалистической литературе обоснованной критике, как неприемлемые и опасные для будущего науки криминалистики.

Попытки необоснованного расчленения криминалистики на отдельные составные части могут привести к ее кардинальному изменению как уже давно сформировавшейся многоцелевой науки с фундаментальной теоретически-методологической и информационной базой и привести к сужению ее правоприменительных возможностей.

Представляется, что необходимо ставить вопрос не о выделении в криминалистике разных несвойственных ей подсистем, а о разработке криминалистических средств и технологий универсального характера в рамках единой науки - криминалистики, применимых в различных видах правоприменительной деятельности, в том числе в обеспечении безопасности в разных сферах экономики, а также о совершенствовании методов диагностики и прогнозирования возможных криминальных угроз и рисков, создании соответствующих средств.

 

Н. П. ЯБЛОКОВ