Принцип социальной справедливости в гражданском праве (на примере Белоруссии)

2015-06-02 09:44:46 4410
Принцип социальной справедливости

Правовым фундаментом любой отрасли права, а, следовательно, и входящих в ее структуру правовых институтов выступают принципы. Именно принципы, по иному они еще называются основными началами в праве, составляют несущую конструкцию гражданского права, гражданского процесса и его, например, института - судопроизводства. Они выступают в качестве «опорно-двигательного» аппарата, обеспечивают в конечном итоге возможность оптимального решения задач, стоящих перед соответствующей отраслью права, видом правоприменительной деятельности.

Принципы могут непосредственно применяться при регулировании общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, гражданского процесса. Например, они применяются непосредственно, если существует пробел в гражданском либо гражданском процессуальном законодательстве и возникает необходимость в применении аналогии права. Это касается и социальной справедливости, особенно в правоприменительной деятельности.

Отсюда следует, что насколько полно они определены в той или иной отрасли права, а при необходимости и в конкретных ее институтах, настолько эффективно их применение в реальной действительности при определении прав и обязанностей участников общественных отношений, настолько всесторонне защищаются права личности.

В ряду этих основополагающих начал значительное место принадлежит социальной справедливости. Однако она, по сравнению с другими принципами, и, в частности, гражданского права и гражданского судопроизводства, не нашла своего закрепления в качестве руководящего, движущего начала, что является серьезным пробелом в этих отраслях права. Принцип социальной справедливости в них не утверждается, а, за некоторым исключением, презюмируется. Но это не решает проблемы, а, наоборот, ставит вопрос о законодательной, четкой легализации социальной справедливости в качестве одного из основных руководящих начал.

Ставя вопрос, почему социальной справедливости в гражданском праве и правоприменительной деятельности суда не придан статус принципа, можно ответить: потому что законодатель думает или даже убежден в том, что это само собой разумеющееся явление, о котором все знают, которым все руководствуются и поэтому специально оговаривать этот принцип в законе нет смысла. Но как же тогда быть с законностью. Она всегда должна иметь место, но ей, тем не менее, придан статус принципа. Вопросам социальной справедливости в праве и ее соблюдения в процессе реализации норм права, правоприменительной деятельности вообще, посвящено достаточно много работ различного научного и юридического уровня. Данной проблеме посвящались работы философа В.С. Соловьева, который утверждал, что юридическое право - это минимум нравственности, а справедливость - это категория нравственности. А.Б. Венгеров считает, что не следует сводить право к морали и определять его как справедливость. Проблемы социальной справедливости в праве касаются практически все ученые в области общей теории права, теории гражданского и уголовного права и т.д.

Достаточно много научных трудов посвящено социальной справедливости и в правоприменении, включая и судебное правоприменение. К ним можно отнести труды А.М. Васильева, П.Е. Недбайло, И.Е. Дюрягина, В.Н. Карташова, А.Л. Вязова, С.С. Алексеева. Из белорусских ученых важный вклад в разработку принципа социальной справедливости внесли В.Ф. Чигир, М.Г. Пронина, Г.Д. Василевич, С.Г. Дробязко, В.С. Козлов и другие. Многие ученые, исследовавшие проблему, породили различные мнения и суждения, об этом знает любая юридическая фирма. В частности, и на сегодняшний день нет единства взглядов относительно места правоприменения в общей системе реализации норм права. Это, в свою очередь, накладывает отпечатки неоднозначности толкования социальной справедливости,  например, относительно ее самостоятельности как принципа в праве и правоприменении.

Однако, несмотря на все расхождения в подходах, касающихся принципов права, принципов правоприменения, можно констатировать, что ученые-правоведы едины в том, что социальная справедливость в современном праве и правоприменении - это объективно-закономерное явление, без которого не может существовать право и особенно правоприменение, что умаление или отсутствие социальной справедливости неизбежно порождает социальную несправедливость, что весьма опасно для государства и общества.

Основы социальной справедливости в праве и правоприменении сформулированы и закреплены в статье 7 Конституции Республики Беларусь, в которой записано, что в Республике Беларусь устанавливается верховенство права, а в статье 22 указано, что все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов.

О том, что принцип социальной справедливости является одним из основных начал построения и жизни белорусского общества и белорусской государственности свидетельствует и статья 1 Конституции, прямо указывающая, что Республика Беларусь - унитарное демократическое социальное правовое государство.

Хотя указанные и другие статьи Конституции прямо не говорят о социальной справедливости как объекте забот государства и каждого его органа и должностного лица, тем не менее, она присутствует в них, гарантируется ими и подлежит защите и обязательному руководству, соблюдению всеми органами и должностными лицами. В т.ч. когда происходит реорганизация.

Идеи социальной справедливости в праве и правоприменении более конкретно прослеживаются в отдельных отраслях материального и процессуального права, что содействует существенному содержанию статьи 7 Конституции, установившей, что акты законодательства должны соответствовать Конституции. Требование Конституции в этом плане реализуется с помощью норм права, содержащихся в отдельных нормативных правовых актах, которыми наряду с Конституцией руководствуются органы и должностные лица в своей деятельности. Анализ действующего гражданского законодательства и, в частности, статьи 2 ГК «Основные начала гражданского законодательства» показывает, что требования социальной справедливости наиболее четко прослеживаются в таких основополагающих нормативных идеях гражданского права, как принципы верховенства права; социальной направленности регулирования экономических отношений; равенства участников гражданских отношений; свободы договора; недопустимости вмешательства в частные дела; судебной защиты гражданских прав; приоритета общественных интересов и т.д., но они только логически выводятся, а не формулируются.

Подобного рода юридическая конструкция статьи 2 ГК явно не соответствует месту и значению социальной справедливости в обществе и в гражданских правоотношениях конкретно. Данный пробел подлежит безусловному устранению. Тем не менее, статья 2 ГК не препятствует, а наоборот, предполагает озвучивание данного принципа в конкретных правоотоошениях. Так, статья 970 ГК предписывает, что при решении вопросов о компенсации морального вреда при причинении потерпевшему физических и нравственных страданий, должны учитываться степень вины причинителя вреда, если вина является основанием возмещения вреда, а также требования разумности и справедливости.

Обозначенный подход ГК к социальной справедливости как одному из основополагающих начал в гражданском праве нельзя признать правильным, так как порождается вопрос о том, действует ли социальная справедливость в других правоотношениях, кроме отношений, связанных с компенсацией морального вреда, что наносит вред социальной значимости закона и осуществляемому в соответствии с ним правосудию.

Чтобы устранить указанную правовую несправедливость по отношению к обсуждаемой проблеме в гражданском праве, необходимо статью 2 ГК дополнить пунктом, закрепляющим на равных с другими принципами принцип социальной справедливости.

В гражданском процессуальном праве о принципе социальной справедливости также не содержится прямого упоминания. Его можно лишь предполагать, выводить, умозаключать из общих начал и смысла процессуального законодательства. ГПК закрепляет такие принципы гражданского судопроизводства как национальный язык, диспозитивность, осуществление правосудия только судом, процессуального равенства сторон, право на защиту, состязательность и др.

Но означает ли это, что гражданский процесс в целом и гражданское судопроизводство в частности не знают начал социальной справедливости. Это не так. Справедливость имеет место уже в силу того, что сам закон справедлив, что обуславливает и справедливость процессуальных действий суда, которые он совершает в ходе возбуждения дела, подготовки его к судебному разбирательству, в самом судебном разбирательстве, его правосознание, профессиональную позицию. Справедливость заключена в процессуальных правах и обязанностях всех участников процесса. Однако это всего лишь чисто теоретическое предположение, умозаключение, которого недостаточно для утверждения однозначной, непререкаемой позиции в этом вопросе.

С этой точки зрения необходимо в ГПК закрепить в качестве одного из конституционных принципов гражданского судопроизводства принцип социальной справедливости, определив его сущность.

Применительно к сущности данного социально-правового явления наука гражданского процессуального права не дает его определения. Более предметно социальная справедливость раскрывается в общей теории права, хотя и здесь имеются особенности в ее трактовках. Так, В.Н. Хропанюк пишет, что этот принцип имеет морально-правовое содержание. Он обеспечивает соответствие между правами и обязанностями, преступлением и наказанием и т.д. Посредством права достигается наиболее оптимальная соразмерность между возможным и должным поведением и оценкой его результатов. Справедливость, отмечает он, является также одним из ведущих начал в практике правового регулирования, при решении конкретных юридических дел.

В учебнике по теории государства и права, изданном в 1999 году под редакцией Н.И. Матузова и А.В. Малько, говорится, что особенность юридической справедливости заключается в том, что она в правовой сфере носит наиболее четкий, формально-определенный характер, зачастую связана с государственным принуждением. Вся правовая система стоит на страже справедливости, служит средством ее выражения и закрепления, охраны и защиты. Принцип справедливости имеет нормативно-оценочный характер, заложен в самом содержании права и находит свое выражение в правах и обязанностях, мерах поощрения и наказания. А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А. Кучинский пишут, что принцип социальной справедливости в правовой сфере означает,

что в максимальной степени обеспечиваются интересы всех слоев общества, что социальная справедливость в праве не исключает формально-определенный характер предоставленных им прав, свобод, обязанностей. Их справедливая по возможности индивидуализация обеспечивается правоохранительными органами, главным образом судебными.

Авторы другого учебника по теории государства и права также подчеркивают, что в основе принципа социальной справедливости лежит соразмерность прав, обязанностей, ответственности, что законы отражают эту соразмерность, если отвечают принципу справедливости. О том, что в основе принципа социальной справедливости в праве и в правоприменении лежит соразмерность прав и обязанностей, ответственности и т.д. пишут и другие ученые-правоведы. Если коснуться справедливости юридической ответственности, то она, по мнению С.Г. Дробязко, состоит в том, что вид ответственности должен быть обусловлен видом юридического правонарушения; мера наказания и взыскания не должна унижать человеческое достоинство; закон, устанавливающий или усиливающий ответственность, не может иметь обратной силы; карательная ответственность должна соответствовать тяжести совершенного правонарушения; за одно правонарушение возможно лишь одно юридическое наказание, взыскание; ответственность несет тот, кто совершил правонарушение и т.д.

Очевидно, что практически все авторы, в том числе и те, которые не указаны, придерживаются единого мнения, что соразмерность прав и обязанностей, ответственности, степени вины, объема действий объему прав и обязанностей составляет сущность принципа социальной справедливости в праве и в правоприменении.

Принцип же социальной справедливости в сфере реализации права, в том числе и в судебной деятельности, включает беспристрастность при решении споров в праве, обоснованность выводов фактических обстоятельств дела, равенства всех перед законом, соразмерность преступления и наказания, соответствия между целями законодателя и средствами, избираемыми для их достижения.

Беспристрастность суда обеспечивается, прежде всего, независимостью судей и подчинением их только закону и неотвратимостью ответственности всех и всякого, вмешивающихся тем или иным образом в осуществление правосудия по конкретному гражданскому делу. Значительную роль в обеспечении беспристрастности суда играет право юридически заинтересованных в исходе дела лиц на отвод судьям и обязанность судей заявить самоотвод при наличии к тому предусмотренных законом оснований. Беспристрастность обеспечивается и правом на кассационное обжалование (опротестование) и в порядке надзора и т.д.

Обоснованность судебных решений обеспечивается строго выверенными этапами судебного разбирательства, широкими возможностями сторон влиять на процесс его осуществления (участие в исследовании и оценке доказательств, возможность заявлять ходатайства и др.). Судебная практика свидетельствует, что суды в основной своей массе выносят обоснованные решения. Например, в 2004 году вышестоящими судами в кассационном и надзорном порядке отменено 669 решений районных (городских) судов, или 0,8 % от общего начала вынесенных решений, изменены 260, или 0,3 %.

Судебная деятельность - это правоприменительная деятельность, в результате которой, как правильно отмечает Г.Ф. Графский, реально проявляется ценность права.

Правоприменительная деятельность после правотворчества - второй по значению, а при известных социальных условиях и не менее значимый фактор, существенно влияющий на правовое регулирование в самом ходе, в процессе конкретного воздействия норм права на общественные отношения.

В определенном юридическо-смысловом соотношении находятся справедливость и законность. Если в советском праве законность и справедливость отождествлялись, то есть считалось, что все законы справедливы, поскольку они стояли на страже интересов народа и защищали эти интересы, то в последнее время стали проводить существенные различия между ними. Так, И.Е. Дюрягин, например, объективность дела, соблюдение норм материального права, контроль и надзор за деятельностью правоприменительных органов и т.д., не относит к принципам правоприменения, а рассматривает их лишь в качестве общих гарантий обеспечения правильного применения правовых норм. Что касается социальной справедливости, то И.Е. Дюрягиным она относится к требованиям, обеспечивающим принятие правильного решения. С такой точкой зрения И.Е. Дюрягина согласиться трудно, так как сфера действия социальной справедливости ограничивается лишь рамками судебного решения или другого правоприменительного акта. Социальная справедливость в праве и правоприменительной деятельности - это общеправовая, общесоциальная

и общегосударственная категория, объективируемая в нормах права и реализуемая конкретной деятельностью. Отсюда принципы правоприменения следует рассматривать не как юридические гарантии права, а как самостоятельные основные правовые начала, руководящие правовые идеи. Законность же проявляется в строгом и неукоснительном соблюдении судом требований материальных и процессуальных норм.

Говоря о принципе социальной справедливости в гражданском праве и в правоприменительной деятельности судов, нельзя не коснуться и соотношения ее не только с законностью, но и таким правовым институтом, как целесообразность в этой же области. Следует ли считать, что законность должна быть целесообразной, а целесообразность законна; справедливость законной и наоборот.

Следует отметить, что в приведенных словосочетаниях заключен важный юридический смысл, «дух времени», требование гибкости правоприменения. Отсюда напрашивается вопрос: целесообразно ли в рамках законности подвергнуть лицо, совершившее преступление по неосторожности, к лишению свободы с реальным отбытием наказания или все же было бы целесообразно справедливо (с учетом состава преступления) назначить наказание, но с отсрочкой исполнения. Представляется, что последний вариант более целесообразен, законен и справедлив. Целесообразность в гражданском праве - это оптимальное соответствие деятельности управомоченных субъектов в рамках закона требованиям конкретной жизненной ситуации и духу времени. Принцип социальной справедливости в судебном правоприменении требует и индивидуализации самого правоприменения. Это означает, что применяемые к правонарушителю меры воздействия должны соответствовать характеру правонарушения, обстоятельствам его совершения и личности правонарушителя. Применительно к гражданским правоотношениям индивидуализация ответственности наиболее отчетливо проявляется в возможности уменьшения судом размера долга, возмещения вреда с учетом вины потерпевшего и материального положения причинителя вреда и т.д.

Важным элементом индивидуализации правоприменения в деятельности суда является и то, что суд применяет лишь ту норму права, закон, которые действовали на момент возникновения правоотношения, если иное не предусмотрено в самом законе, появившемся в момент рассмотрения дела по существу. В противном случае возникает возможность привлечения к ответственности лица за действия, которые в момент их совершения противоправными не считаются. То есть не должно иметь место объективное вменение. Как видно, социальная справедливость в праве, в том числе гражданском, и правоприменении выступает основополагающим началом, раскрывающим социальную ценность правовых норм, критерием соразмерности фактической ситуации в широком смысле и принятого судом правоприменительного акта по данной фактической ситуации на основе справедливости.

Рассматривая социальную справедливость как основополагающее начало гражданского судопроизводства, некоторые исследователи классифицируют ее применительно к этапам судебного разбирательства, например, к этапу судебного следствия по делу, способам получения доказательств. В частности, это касается справедливого отношения к сторонам, дающим объяснения по делу, показаниям свидетелей, к их человеческому достоинству и т.д. По сути дела в этом случае вольно или невольно происходит деление единого целого на множество самостоятельных явлений, чего делать нельзя.

Социальная справедливость, в том числе в гражданском судопроизводстве, одна. Много социальных «справедливостей» объективно не бывает. Она едина в отношении всех участников гражданского судопроизводства, едина для всех процессуальных действий независимо от их характера и формы. Здесь требование принципа социальной справедливости состоит в том, чтобы при совершении всех процессуальных действий, связанных с рассмотрением и разрешением гражданского дела было обеспечено и соблюдено соответствие между правами и обязанностями участников правоприменения, чтобы действия суда соответствовали требованиям не только закона, но и нравственности, и морали. Любые отступления от этих начал и требований есть не что иное, как несправедливость.

Судебное разбирательство гражданских дел - это не самоцель. Его целью является установление фактических обстоятельств, имевших место в прошлом, то есть объективной истины. Следовательно, истина выступает в качестве гносеологической основы справедливости в правоприменении, условием, без которого нельзя познать действительность, принять справедливое решение, которое может быть как справедливым, так и не справедливым, истинным и не отвечающим ей. Принятие судебного решения как акта, олицетворяющего истинность и социальную справедливость, достаточно сложный, многоступенчатый процесс. В соответствии со статьей 300 ГПК при вынесении решения суд должен рассмотреть: какие факты входят в предмет доказывания каждой из сторон, третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора; какие из этих фактов установлены с помощью достоверных доказательств и какие не установлены; почему отвергаются те или иные доказательства; чьи требования или возражения в итоге оказались обоснованными полностью или в части; как должно быть разрешено дело. Как видно, принятие судебного решения это, прежде всего, интеллектуальный процесс, в котором на первом месте находится внутреннее убеждение в правильности и справедливости совершенных процессуальных действий и самого принимаемого решения, его соответствии объективной истине, и требованиям материального и процессуального закона: обоснованности, мотивированности, исполнимости, целесообразности. Правильным в этом смысле является суждение Н.Н. Вопленко о том, что акт применения права, вынесенный с соблюдением требований законности, по общему правилу является справедливым, ибо его законность несет в себе официальную меру справедливости. С этим следует согласиться еще и потому, что решение суда по делу опосредствует более широкий круг общественных отношений, чем те, которые указаны в законе: отношения нравственности, морали, разумности, общественной полезности.

Сделаем вывод: принцип справедливости - это объективно-необходимое и естественное состояние любого социально-правового явления, общественно полезной деятельности, особенно в правоприменительной деятельности. Социальная справедливость в гражданском праве и судебном правоприменении - это краеугольный камень, на котором зиждется гражданское право и судебное правоприменение. Степень социальной справедливости здесь является главным критерием социальной ценности соответствующей отрасли права, правового положения личности в обществе, критерием демократичности целевых установок деятельности суда. Это самостоятельный, наряду с другими принципами гражданского права, судебного права, принцип, и поэтому он должен занять среди них зримое и достойное место и, в частности, в статье 2 ГК и главе 2 ГПК «Принципы гражданского судопроизводства». Данный принцип объективен и поэтому безотносителен к конкретному субъекту, делу, социально-правовому явлению. В противном случае возникает необходимость его классификации применительно к субъективному интересу соответствующих участников спорного правоотношения: справедлив тот, кто выиграл дело и несправедливо поступили с тем, кто проиграл дело.

Социальная справедливость в праве и правоприменении едина и безэлементарна. Она всегда присутствует как справедливость и не менее того. Справедливостью руководствуются, но не пользуются и не используют ее. Это наиглавнейший ее постулат.

Говоря о социальной справедливости в гражданском праве и правоприменительной деятельности, включая и судебный процесс, не следует рассматривать ее как нечто стандартное, шаблонное, типовое. Она категория динамичная. Это значит, что в рамках общего суд, рассматривая и разрешая гражданское дело, занимает определенную процессуальную позицию, обусловленную и обеспечивающую социальную справедливость по конкретному делу (учет вины потерпевшего, конкретные обстоятельства дела и т.д.). Справедливость в праве и правоприменении не индивидуализируется, не применяется, не подгоняется под закон и обстоятельства дела, так же как и закон и обстоятельства не подгоняются под справедливость. Она - та дорога, которая в конечном итоге проводит к справедливости, объективности, разумности, законопочитанию, социальной ответственности. Антиподом справедливости выступает несправедливость. Они находятся в диалектическом единстве, исключающем абсолютизацию одной из них. Стремление к справедливости в праве не может полностью устранить социальную несправедливость, особенно в новых условиях жизни и общества.

Справедливость как социально-правовое явление безотносительно субъективна. Она в равной мере касается всех и каждого и объективно не имеет и не может иметь количественного или качественного деления.

Право выступает способом ее закрепления. Судебные решения - это форма ее объективизации и реализации.

  Внимание!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов. Базовая информация не гарантирует решение именно Ваших проблем.
  Поэтому для вас круглосуточно работают
БЕСПЛАТНЫЕ эксперты-консультанты!
  1. Задайте вопрос через форму (внизу), либо через онлайн-чат
  2. Позвоните на горячую линию:
 

Телефоны: +7 (8452) 345-543

Viber, WhatsApp: +7 (960) 357-65-23

Задайте вопрос эксперту-юристу БЕСПЛАТНО!

Напишите свой вопрос и наш юрист перезвонит вам в течение 5 минут и бесплатно проконсультирует.

Отправляя данные вы соглашаетесь с Согласием на обработку ПДн, Политикой обработки ПДн и Пользовательским соглашением

Анонимно Информация о вас не будет разглашена Быстро Заполните форму, и уже через 5
минут с вами свяжется юрист